white_mouzze


Сквозь колючую туманность

...похождения туманного Ежа в колючем Космосе


Есть город золотой... Мой родной город.
white_mouzze
Удивительный и таинственный город Саров. О нем многие знают, многие слышали... еще больше о нем секретной информации гуляет где-то по стране, а то и за рубежом. Но как бы то ни было, так уж случилось, что в одной административной единице, на одной земле, выросли и научный город за колючей проволокой - Российский Федеральный Ядерный Центр и Центр православной культуры - своеобразная VIP-мекка нашей Родины, Свято-Серафимо-Саровский мужской монастырь. (Дивеево - настоящая Мекка, туда пускают всех, кого бог пошлет, этим и живут, этим и рады, а в "колючем" Сарове в этом монастыре живут, с недавних пор, кстати, 14 монахов, отшельничают там по-своему, в общем их только наши Президенты и посещают...)
В общем много вокруг Сарова разных слухов. И сложно как-то бывает его описывать, показывать фотки - где мерещится таинственный, почти мистический ореол, где тюремно-военные ассоциации промелькнут в связи с внешней колючестью...
А вот приехал к нам как-то товарищ Артемий Лебедев и как нащелкал на свою камеру - и мы все прозрели: так вот в каком "Урюпинске" из городов "Зато" мы живем (ЗАТО-закрытое административное территориальное объединение). Его репортаж вышел интересным, мне, как выходцу из тех мест очень даже понравилось. Выкладываю все полностью. А то так и останется Саров не увиденным. Ведь лично я, например, могу привести в Саров только своего мужа. А всех мужьями не сделаешь. )
Добавлю только актуальное: зато в Сарове по всей длине дурдома висит плакат: "ЗАТО Саров уникальный!".
Ну и как это понимать? )

САРОВ (8—9 декабря 2007)

В нижегородских лесах расположился маленький город Саров. Он такой маленький, что в нижегородских лесах на него всего один указатель, а перед городом даже нет стелы с названием. И не на всех картах его отмечают.


 

смотреть дальшеCollapse )

а тема эрзацей актуальна...
white_mouzze

записки сумасшедшего
white_mouzze
Иногда мне кажется, что человек - вселенная, когда-то запущенная богом. Все в этой системе на своих местах, каждое дело, вращающеесе по кругу изо дня в день, каждая мысль - все на своей орбите.. Он любит любоваться на свою вселенную и подглядывать, что же твориться в других. Рассматривать свои мысли-звезды или установки, догмы, принципы - это планеты. Вот пролетел спутник - это кем-то запущенная мысль прокладывает себе путь в твоем мозгу. Но от этого ничего не меняется, не происходит ничего. И все по кругу

И я вижу. Я вижу всю твою вселенную. От бесконечности и черных дыр, на которые я иногда натыкаюсь, мне становится страшно и холодно, а то и вовсе невыносимо. И тяжело дышать.
Вижу красивую девушку. Она улыбается тебе. Брюнетка. Мне кажется, из вас бы вышла отличная пара...
Говоришь о бедной женщине, такой хорошей! И как ей не повезло, говоришь ты, муж настоящий козел.
И мне кажется, да, тебе нужна такая: только хорошая. Нет, "такая хорошая"! И чтобы ты был для нее хорошим, стрался.
Слушаю и остро понимаю..нет, ничего я не понимаю, ни-че-гошеньки, но чувствую, что тебе нужна какая-нибудь вот такая. Возможно даже совсем простая, или наоборот, очень умная и пусть даже занудная, чтобы ты копался, но только что-то совсем не я.
Не вижу я себя ни в одном из этих отражений. А где я? А нет меня..
Проблема самоидентификации.. скажут умные психологи.
А мне кажется, что я заняла чужое место.
И жизнью живу не своей. В чужом городе, пытаясь сбежать, выскользнуть из своей шкуры, из кожи вон лезу, чтобы наконец вылезти, как змея.. и переродиться?...
Но. Кем же хочу я стать? Эти роли, эти маски, это все не я и при этом я тоже.
Я не отражаюсь в тебе. Ты - плохое зеркало.
Ты не видишь себя, на смотри, я ярко тебе тебя отражаю.. дарю тебе тебя же, и себя впридачу, но вот этот довесок лишний. Тебе и себя много.
Ты и себя не можешь принять, меня просто не потянешь.

а я почему.
я зачем
для кого
и откуда

Откуда в груди это щемящее чувство? Я плачу. Оно разрывает меня. Переполняет, проливается и опустошает. Но не возрождает, и не несет ничего нового. Не случается ни катарсис, ни перерождение..и как птица Феникс я не восстаю из пепла.
Во вселенной большой взрыв.

Одиночество.

Я в глухом колодце. Нет, я в скафандре, залезла в чужой космос, пытаюсь планеты, сошедшие с орбит, поставить на место, зажечь погасшие звезды, затянуть потуже черные дыры... залечить их, зализать. Отправив предварительно туда все, что болело. Запустить остановившиеся метеоритные дожди и солнечные ветры, лишь бы ожило, лишь бы шевельнулось. Лишь бы у меня такой маленькой, хватило сил.

Или меня закрыли в кладовке. Да, в кладовке или на чердаке. И не достучаться с одной стороны и не октрывают с другой.
Мне кажется, что все это уже было, что все это мне уже снилось, а может снится сейчас? А может даже не первый и не второй раз снится, а может уже не первый и не второй раз было?..

Иногда мне кажется, что я программа. И в мозгу у меня софт, притом битый.
Такой, что выдает ошибку, если нажать кнопку запуска..
Кто-то нажал кнопку и я выдала ошибку. Эй, кто меня написал, почините! Я ничего не понимаю, и голова постоянно болит.
Иногда.. Нет! Мне все время кажется, что я чего-то не понимаю..не вижу того что лежит на поверхности..я в глубоком колодце, и не докричаться..и барахтаться уже нет сил, и вода в этом колодце почему-то прибывает..тону.
Утонула.

И если можно сравнить мозг со стиральной машиной, то в моем все по кругу, вещь за вещью. Иногда жизнь подкидывает новые шмотки. И я им сначала радуюсь, потом загружаю туда, в машину, эта схема проста и давно отработана. И барабан вертится. И эта вещь по кругу, по кругу. Я ее стираю усиленно, пока она меня тревожит.. Мне кажется, что я разобралась? ок! Пора доставать! Вроде чистенькая. Значит можно забыть о ней на какое-то время. Но вот еще ворох грязного белья. Откуда только все это. Стойте! Моя машинка и так переполнена, куда еще! Барабан уже скрипит.. Но нет, меня никто не слышит, или может это не слышу сама себя я, но стриальная машина все пережевывает и пережевывает..заглатывает и перестирывает. Стирает с порошком, стираеи в порошок. Барабан скрипит, но крутиться, а свободного пространства все меньше и меньше. Одни мешки с грязным бельем вокруг... целые вагоны, грузовики, поезда... Я задыхаюсь. Задохнулась.

Я предчувствую. Но не понимаю. Не вижу самое главное.. Вижу детали не вижу суть. Выкладываю пазл из бесконечных мелочей. Да, тут все верно, я уверена - краешки-то неровные, мелочь-не мелочь, а друг за друга цепляется.. Но я не вижу, не вижу всей картинки! Не знаю что получается, не понимаю что-то очень важное..Дурацкое ощущение...Мне кажется, я что-то упускаю по жизни.
Не знаю что с собой делать. Когда пытаюсь до чего-то докопаться, выясняется, что все уже давно разрыто-перерыто-пережевано... и я окопана окопами со всех сторон, обложена мягкими матами, чтобы больно не биться, и соломой, чтобы не упасть.
Вакуум. Так бы и подожгла всю эту солому!!! Кто ее здесь разбросал? Не курите в постели, курить в постели пожаропасно. Не разбрасывайте просто так солому, вас будет слишком легко подпалить.
Слепому никогда не отличить белый от черного, безумцу не увидеть смысл. Умираю. Умерла.

Произошла системная ошибка. Нет доступа к файлу или файл отсутствует

Нет доступа к мозгу или мозг отсутствует.

Зима и Агния Барто
white_mouzze
Я ЗНАЮ, ЧТО НАДО ПРИДУМАТЬ

Я знаю, что надо придумать,
Чтоб не было больше зимы,
Чтоб вместо высоких сугробов
Вокруг зеленели холмы.

Смотрю я в стекляшку
Зеленого цвета,
И сразу зима
Превращается в лето.

Tags:

бабочка...
white_mouzze
Это я.. мечущаяся бабочка на грани светотени. Но пока еще в свете..
Тревожном свете прозрачных сумерек.

(автор: Жак Поляков, группа Karamazov Tvins, http://vkontakte.ru/club2083078)

Здравствуй..
white_mouzze
В одном черно-черном городе… Нет, не так.
В одном сером-сером городе, с его серыми-серыми днями…в один из самых серых осенних дней, стояла она на сером бетонном балконе и вдыхала серый-серый дым.
Вглядывалась в серый смог вперемежку с серым дождем. И ничего не было в ее жизни такого не серого, кроме ее снов.

В них она вся светилась золотистыми красками, ее голос переливался солнечными бликами. Она смеялась, и, купаясь в улыбках людей, дарила намного больше золотых улыбок в ответ.
И было так светло и солнечно. Ее переполняла любовь к этому миру и смутная нежность к нему.
О нем она думала постоянно. В своих снах.
Там же они разговаривали. Они говорили без слов. Словами конечно, но такими, что можно было и не произносить их. Такими словами, которые говорятся ни для чего-то, но друг для друга и так, чтобы просто чувствовать, что они рядом, чувствовать-чувствовать и стараться не думать..

Только во снах она жила…
Просыпалась же она каждый раз от влажной подушки, мокрой от ее слез.
Она давно отдала душу Морфею, но все равно верила, что однажды случится такой сон.. решающий и очень важный сон наяву.
Каждый день она только и ждала, что ночи и следующего сна… Кусочка того молчания в словах. Она любила молчать, так, чтобы не нужно было ничего говорить. Ей слишком много приходилось говорить своими днями…Иногда она даже уставала от этой бесконечной болтовни..

И она ждала, и она мечтала, что вот наступит осень, но непременно золотая, и будут гореть ее щеки от радости и обжигающей нежности внутри, будет прогулка, золотая прогулка. Прогулка во времени, где сливаются времена и пространства, где слои мира переплетаются между собой, как тела влюбленных ночью, и уже неважно, как было до, как будет после, просто будет как будет, как должно быть. Почему-то она была уверена в этом, она просто знала, она так чувствовала. И тогда, в этом решающем, главном сне, два мира сольются воедино и родится новый, третий мир – где-то между сном и явью. И не надо будет засыпать, чтобы молчать с ним словами, и можно будет просто держаться за руки или прижиматься к его груди, вжиматься в него, чувствуя, что они оба – одно.

Она ждала, опять слишком много болтала и улыбалась - улыбалась так, всему миру, всем людям и болтала со всеми, - потому что ждала.
Ждала его в следующем сне, самом важном, как ей казалось, сне, с золотыми лучами, с золотым звоном сердца, с золотым светом его глаз…

И она будет ждать так всю жизнь, и радоваться, просыпаясь рядом с ним, просто от того, что первое, что она видит не-во-сне – это его лицо.. И грустить, когда его нет рядом, но снова и снова ждать.. но уже не ночи, а того сна.. Сна наяву.

Здравствуй, любовь. Ты раздевайся-проходи, чувствуй себя как дома. Потому что отныне мое сердце – твой дом. И его тоже. И я сделаю все, чтобы вам обоим там было хорошо.

Маяковский
white_mouzze
НАДОЕЛО

Не высидел дома.
Анненский, Тютчев, Фет.
Опять,
тоскою к людям ведомый,
иду
в кинематографы, в трактиры, в кафе.

За столиком.
Сияние.
Надежда сияет сердцу глупому.
А если за неделю
так изменился россиянин,
что щеки сожгу огнями губ ему.

Осторожно поднимаю глаза,
роюсь в пиджачной куче.
"Назад,
наз-зад,
назад!"
Страх орет из сердца.
Мечется по лицу, безнадежен и скучен.

Не слушаюсь.
Вижу,
вправо немножко,
неведомое ни на суше, ни в пучинах вод,
старательно работает над телячьей ножкой
загадочнейшее существо.

Глядишь и не знаешь: ест или не ест он.
Глядишь и не знаешь: дышит или не дышит он.
Два аршина безлицого розоватого теста!
хоть бы метка была в уголочке вышита.

Только колышутся спадающие на плечи
мягкие складки лоснящихся щек.
Сердце в исступлении,
рвет и мечет.
"Назад же!
Чего еще?"

Влево смотрю.
Рот разинул.
Обернулся к первому, и стало иначе:
для увидевшего вторую образину
первый -
воскресший Леонардо да Винчи.

Нет людей.
Понимаете
крик тысячедневных мук?
Душа не хочет немая идти,
а сказать кому?

Брошусь на землю,
камня корою
в кровь лицо изотру, слезами асфальт омывая.
Истомившимися по ласке губами
тысячью поцелуев покрою
умную морду трамвая.

В дом уйду.
Прилипну к обоям.
Где роза есть нежнее и чайнее?
Хочешь -
тебе
рябое
прочту "Простое как мычание"?

Для истории

Когда все расселятся в раю и в аду,
земля итогами подведена будет -
помните:
в 1916 году
из Петрограда исчезли красивые люди.

"Осенние туманы" - красивое настроение дождливой осени..
white_mouzze
Мы с Арсением, а именно, проект "Современный Тапёрский Кинозал" в Москве, в ОГИ.

вот:

Я все это выдумала, но почему бы и нет?)
мечтаю
white_mouzze
 
Слышу по радио: «Я хочу сказать, что для женщины очень важно любить, и, может быть, даже не быть любимой…».
Мне захотелось добавить: только обязательно чувствовать себя нужной.

Я подхожу к тебе. Ты спишь, но как-то тревожно, может быть, тебе снится кошмар?..
Хочу быть нужной.
Я беру осторожно твою руку - ты улыбаешься во сне.

«Никогда не целуй мужчинам руки, - говорила мне когда-то лучшая подруга - вспоминаю я, - Это знак собачьей преданности и любви. Это унизительно, как собака лизать руку своему хозяину».

Я начинаю целовать твою руку, аккуратно, чтобы не разбудить. Нежно, по пальчику.

- Я люблю тебя за то, что ты такой добрый, просто любишь людей и все, - и целую мизинец.
- Я люблю тебя еще за то, что ты такой сильный, - говорю про себя и целую безымянный палец.
- …За то, что мудрый, спокойный и знаешь как жить, - думаю, прикасаясь к среднему пальцу.

Ты улыбаешься во сне все отчетливее, кошмары, наверное, отпускают.

- Это за то, что ты так много страдал. Убила бы всех твоих женщин – как они могли оставить тебя? Или не удержать рядом, не сделать счастливым?.. Значит не любили никогда. Но как тебя можно не любить, я не понимаю… - целую указательный.
- Я этот палец, большой, я целую за то, что ты так близко. За то, что всегда рядом, как ангел за плечом, за то, что принимаешь меня такой, какая я есть, видишь и терпишь любой, да и просто потому что мне с тобой хорошо, как ни с кем другим, - целую твою ладонь…

Тебе щекотно, ты просыпаешься.
Прижимаешь к себе, любимые руки гладят мои волосы.
Ты просто смотришь на меня. Молча, но так проницательно, как будто видишь то, что другие не видят, что не дано ясно увидеть даже мне самой, что можно только почувствовать. Взгляд прямо в душу.

- Ты чего?.. – слегка удивляешься ты так ласково, – Что такое, почему глазки такие грустные?
- А ты меня любишь? Только скажи честно, - не смогла удержаться я, хотя знаю, конечно, что нельзя задавать такие вопросы мужчинам.

Сердце замерло.. страшно, что ответишь «нет».

- Подойди поближе, скажу на ушко, - смеешься ты, - сейчас я покажу, как я тебя люблю! – шепчешь и смеешься, привлекая меня ближе.
- Нет, - отстраняюсь, - Я серьезно, как ты не понимаешь, мне нужно знать. Ничего не изменится, я тебе обещаю, но мне нужно знать, нужна ли я тебе, понимаешь?
- Ну конечно нужна, глупышка! – снова смеешься, - Куда же я без тебя, ну сама подумай, - улыбаешься.

Доброе лицо, нежное, родное.

- У тебя глаза цвета неба. Красивые… Ты знаешь? Ну знаешь, конечно… - говорю я.
- У тебя тоже.
- Нет, у меня не такие… - немного помолчав, добавляю: - Как думаешь, у наших детей будут твои глаза или мои?
- Ох-хо. Ну ты и вопросы задаешь. До детей еще дожить надо.
- Так и знала, что так ответишь. Конечно… - грустнею, но держу себя в руках, стараюсь не показать.
- Иди сюда скорей, - заметил.

Целуешь меня так, что не могу дышать, внутри все замирает, нет, ну правда, мое тело так отзывчиво только с ним.
Волна нежности накрывает меня, я уже не думаю ни о детях, ни о том, нужна ли я ему, любит ли. Ну и плевать, что не любит! Зато я люблю! И это главное. Мне хорошо здесь и сейчас. Просто я люблю… И даже не за что-то, за все, вообще за все.

Мы иступленно любим друг друга. Как в последний раз или первый. Так со мной еще никто не обращался... Ты меня открываешь даже для меня самой. Ты окрыляешь меня.

Мы буквально пьем друг друга, как будто после долгой, мучительной жажды, и вообще, вся эта любовь, как спасительный ливень в засуху… А сердце ведь почти пересохло…

Ну конечно любит, думаю…нет, не думаю, чувствую! Вот дурочка, и как я только могла в нем сомневаться. Он бы не стал, он не такой. Смотрю на него, улыбаюсь. И, кажется, что можно так смотреть на него, вечно. Только бы видеть его глаза.

- А чьи глаза будут – посмотрим через девять месяцев или сколько там. Как Бог даст, - прерываешь ты мои путаные мысли…

Как только смысл сказанного доходит до меня, внутри все как обрывается, замирает, происходит какой-то переворот, долгожданный прорыв, фонтан… Эйфория.

- Я люблю тебя, люблю, - не хватает дыхания, - Я знаю, ты будешь лучшим на свете папой!! – слезы из глаз.

- И я люблю тебя, - отвечаешь очень серьезно, глядя в глаза своим особенным взглядом.

И все повторяется снова.

Как же мне с тобой хорошо, милый, и все это чушь, что женщине важно любить! Без ответной любви женщина как цветок, что забывают поливать, как сдувшийся шарик, как рыба, беспощадно выброшенная на сушу, как чернозем без семени, как заросшая степь – голая, пустая, никому не нужная…

Спасибо. Спасибо. Спасибо.



а анненского я люблю...
white_mouzze
есть слова их дыханье, что цвет
так же нежно и бело-тревожно
но меж них ни печальнее нет
ни нежнее тебя, невозможно

не познав, я в тебе уж любил
эти в бархат ушедшие звуки
 

?

Log in